+7 (495) 953-21-70
+7 (495) 953-98-65
«В одном просвещении найдём мы спасительное противоядие для всех бедствий человечества!»
Николай Михайлович Карамзин
Карамзин Н.М.

ОДИССЕЯ КАПИТАНА ГРИНА

Нателла РАХМЕЛЕВИЧ,
стилист

"По морям я, конечно, плавал, но мои моря огромные, совсем не те, которые вы знаете по географическим картам"

Родившийся в 1880 году, он вспоминал позднее, как его, двухлетнего, перевозили зимой в Вятку: "…а над головой раскинулся прошитый звездами черный шатер неба, и не я еду, а широкая звездная дорога идет надо мной". Будто эта звездная дорога и зародила в нем задумчивость, сказку и любовь к прекрасному.

А вот менее лирическое свидетельство: "Гриневский Александр Степанов(ич), дворянин, беглый рядовой 213 пехотного Оровайского полка. Привлечен по 250, 251 и 252 ст. Улож. О Наказ., содержится в севастопольской тюрьме. Натура замкнутая, озлобленная, способная на все, даже рискуя жизнью. Пытался бежать из тюрьмы, голодал. Будучи арестован 11 ноября 1903 г., пока не ответил ни на один вопрос". Освобожден по амнистии 1906 г. Подпольная кличка - "Алексей Длинновязый"

Жизнь в России никогда не была сахаром, поэтому очень многие восторженно приняли революцию 1917 г., Грин в их числе. В 1918 г. он даже подарил ей "Алые паруса", вероятно, в качестве компаса и со словами: "Я делаю то, что существует как старинное представление о прекрасном - несбыточном, и что, по существу, так же сбыточно и возможно, как загородная прогулка. Когда для человека главное пятак, легко дать этот пятак, но, когда душа таит зерно пламенного растения - чуда, сделай ему это чудо, если ты в состоянии. Новая душа будет у него и новая у тебя... когда жокей хоть раз попридержит лошадь ради другого коня, которому не везет, тогда все поймут, как это приятно, как невыразимо чудесно. Но есть не меньшие чудеса: улыбка, веселье, прощение и - вовремя сказанное, нужное слово. Владеть этим - значит владеть всем".

Оказалось, что такой компас и такие паруса не очень-то были и нужны революции, у которой нашлись собственные знамена и символы: железной рукой страну загоняли в счастье! К тому же Россия слишком континентальна и море для нее, несмотря на имперскую мощь и флот, оставалось чужеродной стихией, в буквальном смысле на задворках империи. Советский романтизм всем настоятельно рекомендовал обрести крылья, и самолеты стали "первым делом" не только в песне, но и в жизни: "Сталинские соколы" представляли элиту общества, а спортивное общество "Крылья Советов" призывало "летать выше всех, быстрее всех и дальше всех". Задыхаясь от восторга, за облака устремились все, однако далеко не улетели…

Безнадежный романтик 20-х годов, Александр Грин отлично мирился как с недостатком средств, так и с избытком их, был щедр, малопопулярен и умер после болезни в 1932 году. При жизни его мало знали: русский - не русский, сказка - не сказка, фантазия - не фантазия, а какой-то "блистающий мир", "галиматья" без научного обоснования и "те самые паруса, имя которых звучало как издевательство". Вновь его открыли только внуки тех революционеров, когда государство стало изнывать от бюрократизма, лжи и бездуховности. И хотя развенчание идей шло сверху и литература по-прежнему оставалась партийной, в огромном, замкнутом на себя пространстве как со дна моря поднялась и засияла будто специально для нас придуманная страна, которую кто-то остроумно назвал Гринландией 2. Тут уж волей-неволей возникают ассоциации с "зеленой палочкой" Л. Толстого, "зеленым городом детства" Р. Брэдбери, "зеленой травой у дома" и самим "Гринписом".

В ней было все: города со звонкими названиями и благородные люди с иностранными именами, манящие гавани и добродушные матросы, сильные мужчины и красивые женщины. Все девушки - феи. Корабли - старинные, вино - старое, географическая карта почти точная. И это все было как открытие Нового Света!

Они живут в равнинах Зурбагана,
Где молодая щедрая земля
Распахнута ветрам и ураганам,
Как палуба большого корабля.
Где солнце бьется золотою рыбкой
На голубой ладони океана,
Где миром правит женская улыбка
И звонкий пламень полного стакана.
Где жизнь кипит во всем своем расцвете…
Они живут вольны, как альбатросы,
Невинны и бесхитростны, как дети, -
Поэты, птицеловы и матросы 3.

Волшебный выдумщик, он мог, по словам Л. Рахманова, одним взмахом пера осчастливить в романе или рассказе всех бедняков мира, но никогда не обманывал читателя таким легким способом. Эти романтические произведения не похожи на сказки со счастливым концом, что, вероятно, и должно было побуждать читателя к продолжению действия в положительном русле. Все так и было задумано!

И спросит Бог: никем не ставший,
Зачем ты жил? Что смех твой значит?
Я утешал рабов уставших, -
Отвечу я. И Бог заплачет 4.

Кстати о Богах, ну, и героях, естественно. Так или иначе, Грин водил нас по своей стране тоже, наверное, лет 40 (аналогии уместны), за вычетом войн и первых пятилеток. И через нее прошли все - от учеников до учителей (и даже госчиновники). Но это была не географическая система, а новая шкала жизненных ценностей, новый (старый) стиль жизни - не ради победы мировой революции, а ради самой жизни. Он вернул нам ее естественные очертания, стертые партийной вертикалью "октябренок-пионер-комсомолец-коммунист". Люди начали просто ЖИТЬ. Вместе с морскими бризами, солью и весельем он подарил нам романтику в иной версии, отличной от реальной. Новые впечатления рождали новые ощущения и поступки. Адресовано это было, конечно, и, прежде всего, молодой аудитории уже хотя бы потому, что в юности сильнее тяга к версификации.

Грин со своими парусами, потом Хемингуэй со своим стариком и морем, а затем и барды с их флибустьерами создали в России во второй половине XX века как бы новую, таинственную эмоцию - "настоящую дружбу", которая, в свою очередь, "трансформировала общественное мнение и всю систему социально-культурных жанров. Допотопной глупостью казались общественные собрания, кумачовые скатерти, речи по бумажке. Стихи не читали, а слушали. Юбилейные заседания превращались в дискуссии. Стенгазеты конкурировали с газетами. Самодеятельность (КВН) вытесняла профессионалов" 5. Воздух был ионизирован романтикой, и тысячи пионерских лагерей подняли паруса надежды!

На сей раз государство сдалось, но не просто, а как всегда, изощренно, решив о б р а т н о "порулить" этой бригантиной. Почему бы и нет: паруса-то красные! Они стали приметой времени, чертой характера, национальной гордостью. Насильственной романтизации подверглись целина, Братская ГЭС, вымученный БАМ. "Алым парусом" назвался самый популярный раздел "Комсомольской правды" и т.д.

Но! Если "море хлеба", "зеленое море тайги" и даже верблюдов в качестве "кораблей пустыни" сознание поначалу воспринимало, то прозрачные, как аквариумы, кафе "Ассоль", бесчисленные забегаловки типа "Голубая волна" и непритязательные "Зурбаганы" типа траулеров звучали откровенной издевкой. Идея не только выродилась, но и была опошлена.
К счастью, миссия к тому времени была уже выполнена, и парусный флот построен, а Грин научил нас не только уноситься в мечтах, но и видеть на глубину. Его влияние на людей и их внутренний мир было особым: для кого-то ослепляющим, для кого-то вроде воды, которая камень точит, для кого-то просто - вдох-выдох. Подобно мифическому герою, он шаг за шагом отвоевывал жизненное пространство, и читать его, ходить по этим городам и под этими парусами было уже раздвижением границ, как будто в каждый парус он спрятал свободу вероисповедания.

И совсем не Байрон привнес романтику в сознание широкой российской публики, а Грин, сокрушаясь при этом: "Эх, люди, люди! Не умеют они владеть фантазией, мечтой, - быть может, лучшим своим достоянием…" Сам-то он владел в совершенстве, неизменно уводя остальных от низости и грубости к высокому и светлому. Его слова не просто поэтичны, а похожи на ветер с моря: они восхитительны и почти материальны. Это не "Двойная Звезда" парит над землей по своему желанию, а мы по его зову и с такой легкостью отрываемся от действительности. Не Ассоль идет по берегу, а "то ли девочка, то ли виденье".

Однако сегодня мы в подавляющем (как обычно) большинстве не романтичны и даже не прагматичны, к сожалению, а просто вульгарны. Декларированный когда-то принцип "жизнь ради жизни" превратился в циничный слоган "красиво жить не запретишь", где красота воспринимается как max удобств в персональном оазисе, под охранной сигнализацией.

Радует все же, что "Алые паруса" неизменны на рейде нашего подсознания, превратясь в некий романтический код (брэнд, бред), правда, каждый дешифрует его по-своему. Федор Конюхов рассекает под ними Атлантику. Десятки парусников, восстановленные ребячьими руками, бороздят морские и озерные просторы. Тысячи людей "заболели" морем (серфингом и дайвингом). Бизнесмены построили "парусные особняки и "суда-джентльмены" типа "Бегущей по волнам" ("коричневый корпус, белая палуба, высокие мачты, общая пропорциональность всех частей и изящество основной линии внушают почтение"). Престижная компания "Дон-строй" возводит очередной "парус" элитного жилья на берегу Москвы-реки. Лидером же абсурда, без сомнения, является Торговая сеть "Алые паруса"!

Но вот читают ли Грина сегодня? По моим ощущениям - очень мало. Сегодня вообще читают мало уже потому, что книги перестали быть единственным источником информации, а экранизировать Грина - все равно, что пить родниковую "Акве-минерале" по телевизору. Давно помирились "физики" и "лирики", и страна дружно перешла к инакомыслию, возведенному в степень индивидуализации. Многие решительно поумнели. Другие прочитали и ничего не поняли или не захотели понять (и не только у Грина). Третьи заразились цинизмом. Четвертые постарались приблизиться к "гриновским" героям с их по сути дела христианской моралью (другими они и быть не могли, ведь их создатель всю свою жизнь прожил по высокому, "старому стилю"). И все же у понятия "новый русский" неизменно негативный оттенок.

Говорят, Грин устарел. Это не верно: он вечнозеленый и вечно морской! Мы же действительно повзрослели. Читать его в 15 лет уже поздновато, но детей все так же увлекает неведомое и необычное. Они тоскуют по романтике, возможно даже больше, чем раньше, а имена их героев - все эти их сегодняшние Флики, Шреки, Лило и Стичи - не напоминают ли они нам кого-то? А диснеевская Русалочка просто списана с Фрези Грант!.. Вот пусть бы и читали в оригинале да начинали лет в 9-11: прививка от цинизма обязательна для всех! Возможно, тогда и понятие "дружба" очистилось бы от значения "товарищ" (товар - В. Даль), а любовь не казалась бы бедной родственницей секса.

Восхитительный художник ("счастье сидело в ней пушистым котенком", "комиссар посмотрел на меня, как в окно"), человек потрясающей эрудиции (от тонкостей картежной игры до пространного комментария абсолютно всего), Грин так же блестяще владеет профессиональными приемами психолога. Опираясь на наши жизненные впечатления и опыт, он как бы находит индивидуальную ключевую фразу для властного посыла к восхождению, когда "зрелище выходит из пределов фокуса, став чудом, то есть тем, чего втайне ожидаем мы всю жизнь". И кто же в таком случае наш капитан?

А Грин В Персей С Одиссей D Моисей
Это не игра "Как стать миллионером", а ваша личная "кругосветка".
Что до меня, то наше начало останется нам навсегда в алом отблеске парусов, созданных глубиной сердца, знающего, что такое любовь. Поняли вы меня?






скачать прайс-лист